Развальцевать фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


фото развальцевать

2017-10-19 09:24




- Ты деньги в валюте держишь или в рублях? - В еде, блять! Получил зарплату, купил еды на месяц - и всё!


Если б Россия могла собирать два урожая в год, так было бы два неурожая в год


Фанфики Игры

Фанфики Игры

Проклятые Скрюченный человек и Скрюченная кошка Blue Tea Games Компьютерная игра, 2012 2013 Необычные кубические человечки ждут в играх Когама С героями Кагама вам предстоит

Лодка Казанка 5М4 с каютой

Лодка Казанка 5М4 с каютой

Классическая концепция круизного катера, популярная в США За последние годы оказалась Речные круизы Соловки Валаам Кижи Речные круизы на теплоходах по святым местам России





Во всех витринах - А.С.Пушкин (Его велел повесить мэр), А я - бреду, вконец опухший, Далекий от искусства сфер. Что профиль мне того поэту, Ведь он писал забавы для, Мол, выпьем с горя... Горя нету, Но нет в кармане и рубля!


«Арабская ночь, или бакшиш-2» В те далекие былинные времена, когда развитой социализм уже почти закончился, а перестройка только-только думала начинаться, делегация одного советского министерства прибыла в некую североафриканскую арабскую страну для проведения крупномасштабных торговых переговоров. Возглавлял делегацию товарищ эээ… ну, скажем, Дудиков, обаятельнейшая и колоритнейшая личность, известная, кроме всего прочего, фантастической способностью употреблять вовнутрь своего бездонного организма национальный русский напиток в совершенно неограниченных количествах. Причем, естественно, если количество напитка и обстановка позволяла, то процесс употребления начинался с раннего утра (06.00 - «планерка») и продолжался до глубокой ночи (??.?? - «подведение итогов»). О том, какая тогда была обстановка в родной стране, даже и рассказывать ни к чему... Кто помнит, тот никогда не забудет эти страшные дни всенародной борьбы против Проклятого Пережитка. Летели головы и партбилеты, рушились семьи и карьеры, рубили виноградники и правду-матку… О качестве и количестве тоже разговор не стоял - не было ни того, ни другого. То есть, отдохнуть душой и измученным организмом можно было только в командировке, причем, чем дальше и зарубежнее, тем лучше… Поэтому программа переговоров была напряженной. Времени на всякие глупости, вроде обсуждения с арабскими друзьями спецификаций, цен, сроков поставки и тактико-технических показателей «изделий» выделялось крайне мало, минут так 15-20 в день. Выполнять программу начали еще в аэропорту «Шереметьево». К тому же, рейс, по причинам, о которых теперь уже никто не помнит, задержался на несколько часов. Но, несмотря на некоторые трудности, под чутким руководством шефа нужная кондиция была быстро достигнута, и в самолет народ уже грузился с песней. Второй раунд переговоров прошел где-то над Дарданеллами, причем отсутствие арабских партнеров уже никого не смущало. Так что, когда уставшая от тяжелейших дебатов делегация поздним-поздним вечером, наконец, прибыла в североафриканский аэропорт, где их уже несколько часов ожидали сотрудники различных местных советских учреждений, более-менее контролирующим ситуацию человеком оставался только товарищ Дудиков. Сказался, естественно, огромный опыт руководящей работы и широченная харизма. Ему и был вручен конверт с командировочными на всю делегацию, с тем, чтобы на утренней планерке раздать все соответственно трудовым заслугам и занимаемому служебному положению. Как выяснилось впоследствии, это была большая ошибка… О том, как делегацию доставили до отеля, история почти умалчивает. Ну, подумаешь, открыл кто-то дверь на ходу и выпал, делов-то… Приехали, разгрузились в холле, развели и разнесли народ по номерам, опять же в соответствии с рангом… Товарищ Дудиков, естественно, был направлен в президентский люкс - огромный, на пол-этажа, с мебелью в стиле одного из Луев. Кроме того, было принято волевое решение отправить туда же и весь неопознанный багаж, которого оказалось довольно много, ибо большинство из членов делегации ни на какие звуковые сигналы, кроме: «Ты менння уважжаишшш? », уже не реагировали… Сам глава делегации, впрочем, не возражал. Места в номере было навалом, а душа у него была добрая… Когда измученный арабский носильщик доставил, наконец, в номер товарища Дудикова последний, тяжеленный, 28-й чемодан (вспомните то время: колбаса, консервы, водка, кипятильники и т. п.), сил у него уже не было… Устало привалившись к стене, и сонно прикрыв глаза, он протянул в сторону товарища Дудикова натруженную пролетарскую ладонь и молвил по-рабочему просто: «Бакшиш, мистер…» Шеф окинул зорким руководящим взором груду чемоданов и понял, что его арабский друг в чем-то прав. Куча, действительно, была солидная… Убедительная, надо сказать, была куча. И широкая русская душа, подогретая крепким национальным напитком, протестовать не стала. Недрогнувшей рукой товарищ Дудиков достал конверт с командировочными… Тут надо немного прерваться. Дело в том, что местные советские товарищи ничего не успели поведать главе делегации о курсе национальной валюты и уровне жизни местного населения, а также забыли предупредить, что полученные им деньги предназначены для всей делегации и на весь срок командировки… Или он сам запамятовал, что его все-таки предупредили - опустим этот темный эпизод, ибо не в нем дело. Да, собственно, и это бы не слишком помогло, ибо все купюры были абсолютно одинаковыми… Итак, одна из этих купюр перекочевала из конверта прямо в простертую длань гражданина дружественной страны, который к тому времени уже тихо дремал… Ощутив в своей руке вожделенное нечто, араб открыл глаза… Потом открыл их еще раз… К тому моменту, когда глаза шире уже не открывались, носильщик, наконец, осознал, что только что получил, как минимум, недельную зарплату. Сейчас, во времена «чиста канкретных пацанов», в этом, в общем-то, ничего выдающегося нет, бывает и покруче… Но в те счастливые годы, о которых идет речь, «руссо туристо» вынужденно особой щедростью на общем фоне не выделялись, скорее наоборот… Поэтому уважение араба к стране победившего социализма и лично к товарищу Дудикову моментально возросло выше Асуанской плотины. Восхищенно взглянув в широкое улыбающееся лицо доброго русского мистера, носильщик смог только пробормотать: «Оооо! Пи-ри-стро-ка, ооо! Си-па-си-ба!! », и побежал делиться необыкновенной новостью с коллегами по работе. Довольный собой и началом командировки, товарищ Дудиков пошел спать… Разбужен он был где-то секунд через тридцать настойчивым стуком и громким шепотом «Руум сервис, мистер! » Открывшаяся дверь явила взору главы советской делегации еще одного арабского друга с тележкой, заставленной сверху донизу многочисленными подносами с дарами местных садов и огородов… «Какой, однако, гостеприимный и доброжелательный народ! Ведь ночью принес, не поленился! », - подумал товарищ Дудиков, пока араб расставлял подносы по всей комнате, и снова полез за конвертом… Когда второй служащий вернулся от удивительного постояльца с такой же фантастической суммой, в отеле началась паника. Двое обакшишенных арабов принялись спешно создавать первичную коммунистическую партячейку, а остальные погрузились в тревожные раздумья о том, что бы еще такого хорошего сделать для большого русского друга. Процесс принял неуправляемый и необратимый характер. В президентский люкс потянулись тяжелые караваны с продуктами и предметами первой необходимости. В течение следующего часа товарищу Дудикову были доставлены: - полотенца большие махровые - 4 шт. , - полотенца малые - 6 шт. , - халаты банные - 2 шт. , - мыло, шампунь, зубная паста - в ассортименте, - вода питьевая в пластиковых бутылках - 1 ящик, - цветы живые в букетах и россыпью - 2 корзины, - газеты и журналы местные - 1 куча, - разное прочее барахло, позарез нужное каждому человеку посреди ночи - в неподдающемся учету количестве. Кроме того, за это же время служащие отеля успели дважды сменить несчастному постельное белье, пропылесосить ковер, прочистить фильтры у кондиционеров и отполировать до блеска ботинки… Каждый трудяга получал от товарища Дудикова свой честно заработанный пролетарский бакшиш. Когда очередной посыльный с поклоном протянул страдальцу Коран на арабском языке, ошалевший от восточного гостеприимства Дудиков понял, что спать ему в эту странную ночь больше не придется. Он открыл настежь входную дверь, сел в большое кресло прямо посреди комнаты, достал из первого попавшегося чемодана заветную бутылку и стал ждать утра… Пробегавший мимо араб пригляделся, потом принюхался, и через пару минут притащил в номер бутылку виски, пару чистых стаканов и ведерко со льдом… Ранним утром, часам к шести, строго по графику, к апартаментам шефа стали подтягиваться наиболее стойкие члены делегации. Они были весьма смущены странными звуками, доносящимися из-за двери обычно очень сдержанного и доброжелательного товарища Дудикова, а также одним свеженачищенным ботинком, сиротливо валявшимся в коридоре. Отпечаток ботинка явственно выделялся на противоположной стене. Прислушавшись, активистам удалось разобрать даже некоторые слова, из которых цензурными были, пожалуй, только два: «арабы» и «бакшиш». Остальные высказывания товарища Дудикова носили откровенно злобный и матерный характер… Пожалуй, самым добрым из них было обещание главы советской делегации с помощью бакшиша, примененного явно в исключительно извращенной форме, увеличить население дружественной страны как минимум в два с половиной раза… На осторожный стук из номера последовало ласковое пожелание «засунуть этот бакшиш себе в то самое место, через которое в Советской стране делалось все, кроме клизмы, раскрыть его там наподобие зонтика, дважды провернуть и попытаться вытащить» - в молодости товарищ Дудиков служил на флоте, поэтому ругаться умел виртуозно. В полуоткрытую дверь немедленно просвистел запущенный мощной дланью шефа второй нагуталиненный ботинок, парный обнаруженному ранее. Во избежание смертельных случаев в комнату пришлось пробираться по-пластунски. Взорам разведчиков открылась удивительная картина, достойная пера Рембрандта: президентский люкс, более всего напоминающий мелкооптовую лавку, и сидящий прямо на ковре посреди этого богатства в позе Доцента из «Джентльменов удачи» товарищ Дудиков. Шеф был давно, сильно и безнадежно пьян, чего с ним на памяти сотрудников раньше никогда не случалось. Рядом на полу валялись несколько пустых бутылок, а в ведерке из-подо льда сиротливо плавал не менее пустой конверт… При виде родных русских физиономий по щеке товарища Дудикова скатилась скупая мужская слеза… Вот так и закончилась эта удивительная арабская ночь, не имевшая, впрочем, никаких последствий для мировой и российской истории, за исключением двух: 1) товарищ Дудиков с этих самых пор стал предпочитать национальный шотландский напиток национальному русскому; 2) товарищ Дудиков смертельно возненавидел слово «бакшиш». Услышав его, он одной рукой хватается за сердце, а другой пытается нащупать и запустить в неосторожного собеседника первый попавшийся тяжелый предмет…